Death Stranding — геймдизайнерский провал

Death Stranding была одной из самых горячо ожидаемых мной ААА-игр года — уже хотя бы потому что она казалась крайне необычной. Да и в глазах публики Кодзима оставался гением, а шишки за MGSV собрала Konami. Его новая же игра создавалась им в партнерстве с Sony, которая никак не ограничивала его творческие порывы; Death Stranding — его авторский труд, лакмусовая бумажка, позволяющая проверить, на что он на самом деле способен. Как выяснилось, способен он не очень.

(осторожно, в тексте есть умеренные спойлеры)

Маркетинг и концепция

Начать стоит с того, что Кодзима нам обещал. Он говорил, что Death Stranding «непохожа ни на одну игру, которую мы видели раньше — совершенно новый жанр». При этом он обещал, что фанаты Division и Uncharted смогут без проблем проникнуться игрой.

На деле же Death Stranding оказалась игрой про курьерскую доставку груза из точки А в точку В, повторяющуюся десятки и сотни раз. Сравнение с Uncharted и Division оказалось совсем неуместным, как и громкое заявление об изобретении нового жанра. Квесты вида «пойди-принеси» существовали с незапамятных времен и ввиду своей банальности часто считались скучным филлером. В Death Stranding помимо них есть и строительство, требующее ресурсов и позволяющее игрокам совместно в нем участвовать. Кодзима дал своему творению определение «Social Strand Game», и остается лишь задаться вопросом, насколько оно подходит, например, Minecraft, в которой игроки уже очень много лет только и занимаются, что совместно строят мосты, здания и социальные связи. Лайки, которые игроки могут друг другу ставить в качестве выражения благодарности, давно уже используются в командных играх вроде Overwatch и всевозможных MMO. Открытый мир, по которому рассыпаны точки интереса, еще лет десять назад стал визитной карточкой Ubisoft. Ну а непрямое взаимодействие игроков было отлично воплощено еще в Demon’s Souls.

Death Stranding не только не смогла сказать нового слова, но и оказалась игрой невыносимо пустой и рутинной. Об этом говорят тысячи отзывов игроков, которые оказались совершенно не готовы к тому, что новая работа Хидео Кодзимы, прославившегося играми с куда более насыщенным геймплеем, сыграет с ними злую шутку.

Continue reading «Death Stranding — геймдизайнерский провал»

Отчет за лето 2019

Традиционно собираю ссылочки на мои тексты, которые я написал за последние месяцы.

  • Team Sonic Racing расстроила: я надеялся на апгрейд по сравнению с Transformed, но там был даунгрейд, который еще и стоил дороже.
  • Fell Seal: Arbiter’s Mark, скорее всего, станет моей GOTY 2019. Это настоящая Final Fantasy Tactics 2.
  • Watch Dogs Legion меня сильно разозлила своим паразитированием на теме Брекзита.
  • Judgment не смогла далеко уйти от формулы Yakuza, а все новое в ней оказалось не особо удачным.
  • Heavy Rain. Я наконец-то написал рецензию на Heavy Rain. И скомпилировал 90 претензий к ее сценарию.
  • Cadence of Hyrule. Хорошая вариация на тему моего любимого Crypt of the NecroDancer, но переигрывать ее не особо тянет.
  • Про кастинг Русалочки высказался даже.
  • Final Fantasy XIV: Shadowbringers сожрала две трети моего лета. 29 место в топе сервера по ачивкам с 12755 очками. Shadowbringers — лучшее дополнение, в фф14 все замечательно.
  • Просто подборка всего о скандале вокруг Ion Fury. Про Зои Куинн и обвинения решил не писать — слишком много возни в грязном белье.
  • Наследник Her Story, Telling Lies, порадовал, но не слишком — минусы все же заметные.
  • Еще один привет из давних времен: уже много лет хотел высказаться по поводу Catherine, и вот появился повод.
  • Полтора месяца проходил Fire Emblem: Three Houses и наконец закончил. Доволен. Вообще за последний год три из моих любимых тактик снова выстрелили — и FFT, и FE, и Valkyria Chronicles. Осталось только Disgaea как-нибудь прилично воскресить.

В ближайшее время планирую еще написать про Yakuza 3, после чего немного передохнуть. Из дальнейших релизов интересуют AI от автора Zero Escape, новая Contra и, конечно, Death Stranding.

Апокриф: Tomb Raider | эпоха Crystal Dynamics

Это вторая часть Апокрифа по Tomb Raider. Первую и объяснение того, что это за формат и как этот текст появился на свет, можно найти здесь. Заранее напомню, что если вам понравился текст, можно его лайкнуть через PayPal и Яндекс.Деньги.

Грандиозная перезагрузка

После катастрофического фиаско с Angel of Darkness Core потеряла право на серию (а вскоре и на существование), и Tomb Raider отдали в руки Crystal Dynamics, не зарекомендовавшей себя ни одной по-настоящему выдающейся игрой. Однако у Crystal Dynamics было четкое понимание огромной ответственности, возложенной на нее (для нее-то Tomb Raider не была рутиной, как для Core) и был прекрасный образец того, как делать нельзя в виде Angel of Darkness. Было понимание, что серия свернула не туда, что надо все чинить, исправлять. И наконец-то был доступен человек, который лучше всех знал, какой должна быть Лара Крофт, – Тоби Гард наконец выпустил Galleon, которую он делал все то время, за которое Eidos выпустила со второй по шестую части TR, она провалилась, Гард ушел на вольные хлеба и был нанят консультантом к разработчикам первой перезагрузки Tomb Raider. А позвал его в Crystal Dynamics Даг Черч, один из ключевых разработчиков ранних «иммерсив симов», приложивший руку к ключевым механикам седьмой Tomb Raider.

Я обо всем этом говорю не просто так. Читатель ведь может подвергнуть мои слова сомнению: кто такой этот автор, чтобы говорить о важности кадрового вопроса, о том, какой должна быть Лара Крофт и игры про нее? Да вот только сами же разработчики, взявшиеся воскрешать прогнивший сериал и в этом преуспевшие, по всем трем ключевым пунктам оказались со мной согласны.

Лара Крофт в седьмой части Tomb Raider – снова Легенда, и это легло в название самой игры. Она вновь играет со смертью, она отправляется в безумные авантюры, она может похвастаться связями с влиятельными людьми, она бесстрашна и милосердна, разговорчива и остроумна, хорошо образована и находчива. Лара – снова супергероиня, и первые же минуты игры это нам раскрывают: от заставки, в которой ее меньше чем за минуту показывают десятки раз в стиле «Джеймса Бонда», до первого появления героини в игровой катсцене, где она лезет по отвесным скалам над облаками. «Знаешь, я думаю, ты забыла снаряжение для скалолазания специально», – говорит ей по рации собеседник. «Это как забираться по лестнице, – парирует Лара, едва не сорвавшись в пропасть, – только куда менее скучно». Пара реплик диалога – и портрет героини готов.

Continue reading «Апокриф: Tomb Raider | эпоха Crystal Dynamics»

Апокриф: Tomb Raider | эпоха Core Design

За единственным исключением я не писал «Апокрифов» с 2013-го, со времен «Страны Игр», поэтому самое время для объясняющего все вступления. Само название родилось, когда коллеги выразили мне недовольство тем, что я высказывал свое довольно радикальное мнение в рамках материалов, не обозначенных отдельно как авторские. Тогда я решил – пусть мое мнение будет подчеркнуто апокрифичным, раз оно идет вразрез с тем, что думают мои коллеги. И под этим заголовком я представил свой разбор серий Resident Evil и Silent Hill – не типичную «историю серии», а личный оценочный взгляд на их эволюцию, на то, что составляет их суть, и на те моменты, где все пошло не так. Эти же задачи я ставлю перед собой и с этим новым «Апокрифом», посвященным циклу Tomb Raider.

И первым делом, конечно, надо назвать ключевые составляющие Tomb Raider – то, без чего ее невозможно себе представить. В геймплее это платформинг, головоломки и перестрелки. В антураже – древние гробницы и псевдоархеология. И последнее, но при этом, пожалуй, самое важное – главная героиня, отважная британская аристократка Лара Крофт. С нее и начнем.

Continue reading «Апокриф: Tomb Raider | эпоха Core Design»

Отчет за февраль-апрель

Давайте сделаем традиционную подборочку текстов и стримов, которые вы могли пропустить за последние три месяца. Вот что я успел сделать (кроме того, что прошел Final Fantasy XIV: Stormblood с 11360 очками ачивок):

Отчет за январь

Январь был таким насыщенным, что только сейчас освободился достаточно, чтобы написать, что за него произошло.

Во-первых, я за две недели набрал требуемую сумму на Апокриф. Ура! Я этому очень рад, и я сразу же сел копать инфу и писать текст и за неделю каникул сделал примерно четверть, после чего пришлось прерваться на месяц: и работа, и в фф14 вышел патч с финальной частью рейда по Ивалису, а такое пропускать нельзя.

Во-вторых, в январе вышла пара крутых релизов — Resident Evil 2 и Kingdom Hearts 3. А еще второй эпизод Life Is Strange 2, но лучше бы его не было. По Kingdom Hearts я написал пересказ всего сюжета серии (который действительно пришелся кстати в КН3, где, как оказалось, вспоминаются все, даже самые незаметные спиноффы).

В-третьих, я вписался в несколько сборных материалов — про лучшие и самые разочаровывающие части Resident Evil, про лучшую Silent Hill (и написал текст к 20-летию SH1) и про расхайпанные игры, которые того не стоят.

В-четвертых, в январе случилась парочка скандалов, которые пришлось комментировать. Про игровую прессу и про то, почему Метро из Стима убрали по-свински.

В-пятых, стримы! В январе я вел два параллельных цикла — чтение старой Страны Игр и знакомство с классикой шутеров конца 90х. А еще за один присест, не вставая, прошел Metroid: Other M (когда мне нарисовали такую обложку отличную, не мог не). И вместе со Львом Гринбергом поговорил о смысле FLCL и отсылках в этом замечательном аниме. После попытки застримить это на ютуб мне перекрыли возможность туда стримить на три месяца, так что придется ждать апреля.

Но вот наконец расправился со всем, что планировал, даже платину в Kingdom Hearts 3 практически взял. Осталось еще написать про Wargroove — и снова примусь за Апокриф. Из релизов до, наверное, Sekiro меня ничего особо не интересует, так что надеюсь, что февраль выйдет спокойным и у меня будет возможность все нормально дописать. Стримы в стабильное время на твиче, all’s right with the world.

Итоги 2018

Наверное, самый спокойный год за всю мою сознательную жизнь. Отдохнул, набрался сил, надо будет в 2019 поднажать)

Игры года – Into the Breach (идеальная тактика) и Return of the Obra Dinn (уникальный и выдающийся детектив).

Хайлайт года: невероятно сломанный Принц-враг-себя-же.

Скриншот года:

Песня года – So Long, and Thanks for All the Fish.

Музыкальные итоги: скатился в электронику совсем.

Достижение года: накраудфандить 90% Апокрифа за 10 дней. Это значит, что то, что я делаю, востребовано, и мотививирует фигачить дальше :) Большое всем спасибо!

State of the World 2018: Всё очень плохо

О политоте я обычно не пишу, но думаю, что стоит зафиксировать огромную проблему, ставшую очевидной в этом году. Причем текстом, потому что возвращаться к этому и перечитывать будет куда проще, чем к видеоформату.

Сам я либертарианских взглядов, люблю свободный рыночек и все то хорошее, что он нам дарит. Но сейчас, как мне кажется, он завел нас в очень нехороший тупик.

Одно из популярных направлений критики максимально свободного рынка – через монополии. Дескать, если корпорации не сдерживать, они станут монополистами и начнут терроризировать людей не хуже государств. Ответ на это обычно звучит как «во-первых, такого ни разу еще не было, а во-вторых, на свободном рынке у плохого монополиста появятся хорошие конкуренты, которые его подвинут». Мне кажется, в 2018 году этот ответ сильно потерял в силе.

Давайте начну издалека: у США есть культурная гегемония, распространяющаяся на весь цивилизованный мир. Фактически монополия. Как я уже сетовал в своем тексте о diversity, американцы не приемлют культурного разнообразия народов мира: они хотят везде видеть свое мировоззрение, свои ценности, а разнообразие, которое в эти ценности заложено, сводится к полу, расе, ориентации и, возможно, наличию физических или психических болячек.

Культурная монополия США была не столь плоха, пока культурный климат в самих США был не настолько радикализирован. Увы, за последние лет десять ситуация испортилась кардинально, и мода на эти леворадикальные ценности заразила и наиболее прогрессивные из европейских стран – например, Великобританию и Скандинавию.

Если сидеть и молчать, пока плохие люди радикализируют и отравляют культурный климат, нехорошо: надо же этому как-то противиться и объяснять людям, что от этих «войн за социальную справедливость» одно зло. Такие активисты появились – и вскоре столкнулись с проблемами.  Ведь чтобы тиранить людей, совершенно необязательно одной компании быть монополистом. Достаточно популярной прессе объединиться вокруг центрального дискурса, и сразу становится возможно пропагандой уничтожить почти кого угодно.

О том, как мы докатились до того, что практически вся популярная пресса поет хором, пусть вам расскажет кто-то другой. Возможно, все дело в том, что изначально это движение за инклюзивность и толерантность опиралось на светлые и позитивные идеи – а потом, превратившись в уродливую карикатуру на себя, продолжило ходить под этими знаменами как культ. Сложно что-то сказать против самой идеи толерантности – и со временем, опираясь на это, левый дискурс начал становиться все яростнее. Было «давайте относиться к черным как к равным», стало «давайте искоренять белых». Под тем же флагом.

И всем этим левым фронтом используется прежняя тактика. Если раньше сказать «нет, я не хочу относиться к черным как к равным, я их считаю за недолюдей» мог разве что действительно расист и в целом, возможно, человек, заслуживающий порицания, то сейчас все те же укоры, порицание, негодование и оскорбительные эпитеты уже сыплются в адрес людей, имеющих смелость сказать, что в средневековой Чехии почти не бывало черных. И в целом всех бросающих вызов этой радикально левой догме. Пресса поет в унисон – достаточно одному завести, и остальные подхватят. И с их коллективным рупором это будет настоящее character assassination.

Очень иронично, что первой ласточкой этого ада стал именно геймергейт – движение, которое я долгое время пристально изучал. Было очевидно, что пресса врет. Любой человек мог пойти и проверить, что пресса врет. Но таких, кто действительно ставил бы под сомнение то, что ему вещают из каждого утюга, очень мало. А когда в сознании масс что-то укореняется, оспорить это становится очень сложно (примеров успеха российской пропаганды, думаю, вы тоже можете назвать немало).

И первым предвестником ситуации, в которой мы оказались в 2018-м, я бы назвал проигранную битву за Википедию. Потому что пресса – еще полдела, каждой конкретной публикации можно и не верить, но Википедия для большинства стала ресурсом номер один, куда можно обращаться за взвешенной, проверенной и всесторонней информацией. Но что будет, если администраторы Википедии окажутся политически ангажированы? См. статью на вики про геймергейт. Она проваливает все возможные стандарты объективности, огромное множество утверждений (в том числе ложных) не подкреплены никакими цитатами, и попытки исправить что-то пресекались модераторами. И Джимми Уэльс ничего не сделал. Впрочем, а что он мог сделать? Как хорошо показал геймергейт, если кто-то демонстрирует хотя бы нейтральное отношение к врагам народа, он становится врагом народа сам. Уэльс зависит от донатов – он просто не может себе позволить такое.

Равно как не могут этого себе позволить и любые открытые акционерные общества. Пресса – четвертая власть, если она начнет объявлять вас сообщниками врагов народа, акции посыплются в котировках, и все пойдет наперекосяк. Никакой совет директоров такого не позволит, нет – надо быть предельно чистыми в глазах публики. А это значит соответствовать стандартам, навязываемым прессой. Всем.

Это одна сторона проблемы – моральная монополия радикально левого дискурса и регулярные охоты на ведьм. Вторая – максимальная централизованность Интернета, сама по себе ужасно портящая сетевую культуру. Прошла эпоха множества дискретных сайтов и форумов – им на смену пришли соцсети, гиганты, поглотившие весь Интернет. Уже в 2017 году 99% роста рекламных доходов поделили между собой Google и Facebook. А Google – это еще и YouTube. А Facebook – это еще и Instagram. Если оставить в стороне Китай, то эти две компании поделят между собой половину топа 10 самых посещаемых сайтов. И что будет, если эти компании окажутся политически ангажированы? Начнется деплатформинг.

Google и Facebook опробовали это летом на самом одиозном из неугодных – Алексе Джонсе. Они одновременно выкинули его со своих платформ, фактически лишив его доступа к аудитории размером с Интернет. При том, что соцсети – это платформы, а не СМИ, и они не несут никакой ответственности за контент юзеров, они все равно решили заняться модерацией. И занимаются ей крайне односторонне: на этих платформах, например, прекрасно себя ощущают антифа-группировки, призывающие к насилию. И ничего. За этот год многие консервативные публичные персоны были изгнаны из соцсетей – не только Google и Facebook, но и Twitter тоже. Можете ли вы назвать хоть одного вечно забаненного либерала? Я нет.

И это затрагивает не только соцсети. Patreon, сайт, который должен был позволить людям зарабатывать деньги перманентным краудфандингом в обход больших корпораций, занимается ровно такой же цензурой, как и три вышеназванные платформы. С такими же двойными стандартами. Они лишают неугодных не только платформы, но и средств к существованию.

И это касается не только политических активистов. Лучший пример – Наоми Ву, ютубер из Китая, крафтящая крутые гаджеты и рассказывающая о них на своем канале. Vice сделал о ней репортаж, в котором опубликовал информацию о ее личной жизни вопреки договоренностям. Наоми пыталась скандалить – не помогло. Попыталась ответить тем же – обратилась к журналисту, упомянув его адрес – Viсe тут же настучал в Patreon, и аккаунт Наоми забанили за доксинг. Повод всегда можно найти. Сам же Vice не понес никакого ущерба, и другая популярная пресса Наоми успешно игнорирует, хотя казалось бы – успешная небелая женщина добивается невиданного успеха в патриархальной стране! Нет, рука руку моет. Лицемерие и двойные стандарты сквозят в каждом чертовом материале западной прессы.

Итак, Наоми лишили возможности получать деньги на Patreon. Но у нас ведь свободный рыночек, и должна появиться альтернатива, верно? И она появилась – причем из России. Наоми завела себе аккаунт на SubscribeStar и перетащила какое-то количество доноров туда. Но прошло полгода, на SubscribeStar перебежали некоторые политические комментаторы, которых выгнали с Patreon, пресса начала клеймить сайт за связи с врагами народа – и PayPal и Stripe отказались обслуживать SubscribeStar, совершив с ней фактически финансовый деплатформинг. Что теперь делать Наоми? А ничего.

Вот еще пример: многие забаненные на Twitter нашли пристанище на платформе Gab, которая позиционировалась как бастион свободы слова. То же самое: нашли повод (у какого-то террориста был аккаунт на Габе) и выпилили Габ с домена (Godaddy), с хостинга (Joyent), из аппсторов (Apple и Google), из платежных сетей (PayPal, Stripe). Они уничтожают саму возможность создания альтернативной платформы, даже когда она по посещаемости никому не может составить конкуренции.

А еще некоторые пользователи Patreon начали требовать от компании ответов – и выяснилось, что она сама не то чтобы все решает. Представители Patreon буквально заявили, что банят своих пользователей из-за давления со стороны Visa и Mastercard. Что сервис напрямую зависит от платежных систем, которые могут диктовать все, что захотят. В Европе Visa и Mastercard обслуживают 97% рынка. Создать альтернативу им – безумно сложно. Добиться того, чтобы она стала общепринятой – практически невозможно. У крипты, как видно, не получилось.

Люди вообще любят централизованность. Это удобно. Windows как стандартная ОС. Google как стандартный поисковик. Chrome как стандартный браузер. Steam как стандартная платформа для игр. Википедия как стандартное место, где можно что-то выяснить. Именитые американские новостные сайты как источник информации о событиях в интересующих направлениях. Чтобы убедить людей сменить стандарт, нужно что-то очень радикальное. И в целом о возможности создания чего-то такого с нуля хорошо высказался Карл Саган:

Вот и выходит, что без монополии какой-то единой компании на рынке воцарилась гегемония одной идеологии, и неугодных буквально стирают из Интернета (то есть соцсетей) и лишают возможности поддерживать себя на плаву при помощи донатов. И вот эту гидру о трех головах – пресса, соцсети, платежные системы – уже не победить, по-моему, никак. Позволить правительству вмешиваться – значит сделать все еще хуже: сейчас целое поколение демократов растет на максимально радикально левой риторике, и страшно представить, сколько дров они могут наломать, если им дать полномочия. Да и мы в России хорошо знаем, чем заканчивается контроль государства над главной соцсетью.

Все крайне плохо, будет только хуже, все перспективы ужасны, спасенья нет. Этим и заканчиваем 2018-й.

Отчет за 2018 год

Забавно: изначально я в блог писал почти ежедневно, потом стал делать еженедельные отчеты, потом по месяцу, потом по три, сейчас сразу за год. Оно и понятно: тексты я пишу редко, стримы у меня строго по расписанию, особо гордиться нечем. Те, кто смотрят стримы, и так в курсе всего, но я знаю, что многим нравится читать тексты — так что я тут соберу все относительно крупное, что написал в этом году.

Рецензии

Статьи/колонки

Стримы

Этот год отметился осатаневшим Роскомнадзором, поэтому я начал стримить одновременно и на Twitch, и на YouTube. Записи всех стримов автоматически появляются на YouTube-канале, поэтому тут их всех анонсировать особого смысла нет. Отмечу только некоторые.

Влог

В этом году я также немного попробовал себя в качестве блогера-проповедника. Все это делалось импульсивно часа в четыре ночи и без сценария: немного припекло, решил высказаться. Вроде вышло не так плохо. Спрашивают, почему прекратил — а вроде обо всем важном уже сказал.

Интервью

Тут, наверное, надо спросить, чего вы от меня хотите в следующем году, но я думаю, что ответ я примерно представляю себе. Стримы я совершенно точно продолжу: с нового года по средам будем читать «Страну Игр» опять, ну и к рекомендациям/пожеланиям я обычно прислушиваюсь. Что же до тех, кто стримы смотреть не любит, то я понимаю, что большинству хочется больших подробных лонгов. Поскольку писать тексты месяц-другой при работе на современных игровых сайтах просто нерентабельно, остается только вариант краудфандинга, к которому меня подталкивали постоянно.

Итак, я могу написать Апокриф по Tomb Raider. 12 основных частей, 2 кооперативных спин-оффа, 3 фильма — есть о чем писать, и писать долго и много. Смогу ли я собрать 10к на это? Давайте проверим! 

PayPal | Яндекс.Деньги | Streamlabs (зачитает коммент на стриме)

Донаты со Streamlabs будут трекаться в прогресс-баре во время стрима, а общую сумму я буду учитывать вот тут.

Подкаст №7: Zero Escape

Так получилось, что Danganronpa и Zero Escape в большинстве списков рекомендаций идут бок о бок. Год назад мы поговорили про первую серию, сейчас — про вторую. На мой взгляд, Danganronpa заметно росла после средней первой части, а Zero Escape — наоборот, после удачного старта деградировал. Но во время беседы мы пришли к тому, что ultimate despair крылся все время не в Danganronpa, а как раз в Zero Escape, где от него никакого escape и нет.

Само собой, все обсуждение состоит из спойлеров.

В этот раз у Владислава сильные шумы, увы, ничего не поделать. Выпуск получился самым длинным из всех, так что в МР3-формате он еще и пережат сильнее обычного.